САЙТ ЖУРНАЛИСТА НАДЕЖДЫ ПОПОВОЙ

отдел расследований газеты "Московский комсомолец" - 2004 - 2006 гг.

отдел расследований газеты "Аргументы недели" - 2006 - январь 2012 г.

международный журнал "Объектив",отдел расследований -июль 2013 г.-июль 2016 г.
Изобретатели и государство

16.01.13

"СКАНЭКС": путь к звездам

  

 Яна Аржанова

  Глава российской компании «СКАНЭКС» Владимир Гершензон по-своему феноменален: он - частный предприниматель, работающий в космической отрасли, по сути, еще с кооперативных времен. Право на свое существование рядом с Большим Государственным Космосом ему приходилось отстаивать единственно возможным способом – своими разработками и технологиями.

 За рубежом о том, что и в России существуют частные космические предприятия, нежданно узнали в 1998 году. Делегация Российского космического агентства тогда обсуждала в Вашингтоне варианты научного сотрудничества в рамках программы NASA «Миссия к планете Земля». Американцы между делом предложили закупить у них дорогущий современный пункт приема спутниковых данных взамен морально устаревших советских. Наши отказались: спасибо, свои новенькие имеются – сеть из 14 станций развернута, и стоят они не в пример дешевле. Как, откуда? Разработчик – российский Инженерно технологический центр «СКАНЭКС». По сути – малый бизнес.

Тогда счет подобным станциям в мире шел на единицы; это были серьезные инфраструктурные объекты с капитальным строительством и безумными бюджетами. «СКАНЭКС» предложил альтернативу этим огромным системам – компактные, мобильные, высокочувствительные комплексы.Если и существовал в советское время в инженерно-научном сообществе аналог нынешнего технологического предпринимателя, то назывался он «руководитель темы» в каком-нибудь НИИ. Такие люди мыслили категориями «проект», «бюджет», «сроки», «результат», - и боролись за темы и проталкивали их с энтузиазмом похлестче, чем у теперешних стартаперов. В конце 1980-х годов Владимир Гершензон, кандидат наук и старший научный сотрудник Института космических исследований РАН, как раз и был таким руководителем темы.

«Моя тема по тем временам стоила 15 млн. рублей, - вспоминает он. – И это были огромные деньги, которые я мог по собственному усмотрению распределять на проведение экспериментов и развитие технологий». Казалось, чего еще желать молодому перспективному ученому? Все бы ничего, если бы не «бессмысленность и сюрреализм» (по его собственным словам) академической системы позднего СССР, из которой очень хотелось вырваться.

В 1989 году Владимир Гершензон вместе со своим другом Алексеем Ивановым, который до сих пор является его партнером по бизнесу, учредили кооператив. Зачем это понадобилось делать Гершензон начинает объяснять издалека – переворотом в сознании, который произошел у него с распространением персональных компьютеров. Революционность «персоналок» заключалась в том, что они, с одной стороны, делали исследователя независимым от тогдашних огромных вычислительных центров, содержать которые под силу было только государству, а с другой – обещали создать класс массового пользователя…

«Помню, каким храмом вычислений и науки были прежние вычислительные центры, - говорит глава «СКАНЭКСа». – Туда заходили избранные люди в белых халатах, мы же не имели к нему доступа. Единственное, что нам позволялось, - набить в предбаннике какие-нибудь перфокарты». На фоне этого у будущих кооператоров возникла вполне резонная мысль: персональный компьютинг обязательно должен упростить и удешевить существовавшие тогда технологии; что до космоса, то всему накопленному космической отраслью массиву данных вполне можно будет найти применение в обычной повседневной жизни простого человека. «Мы решили изменить свою жизнь и, честно говоря, даже не рассчитывали, что сможем выйти на сколько-нибудь высокий уровень в своих разработках», - признается сейчас Владимир.Первых клиентов «СКАНЭКСа» вряд ли можно было назвать денежными. В то время как большинство предпринимателей первой волны зарабатывали первоначальный капитал торговлей компьютерами, сникерсами и амаретто, «СКАНЭКС» делал метеорологические станции и оборудование для автоматизации процесса обучения – и поставлял в хозрасчетные лаборатории при вузах и школы. Доход был мизерный, компания жила в режиме строжайшей экономии, а многие сотрудники продолжали совмещать работу с карьерой в НИИ или университете. Тем не менее интересные технические задачи, которые приходилось решать, привлекали в компанию талантливых инженеров.

Шанс подобраться поближе к космосу у «СКАНЭКСа» появился в 1995 году, когда удалось договориться о сотрудничестве с Российским космическим агентством. Специалисты компании хотели поработать с приемом и обработкой данных с отечественного спутника  и попытаться разработать для этого аппаратный комплекс. В агентстве скептически отнеслись к возможностям маленькой компании, но технически доступ предоставили и даже дали небольшую сумму на разработку – 55 тыс. руб. По меркам государственного космоса сумма была весьма незначительной, но «СКАНЭКСу» ее хватило чтобы выдать на-гора результат: сконструировать станцию с малым размером антенны, умеющую принимать сигнал со спутника, обрабатывать данные и в режиме реального времени выводить «картинку» на дисплей персонального компьютера.

 «Многие не верили своим глазам, думали, что это какая-то симуляция, - рассказывает Владимир Гершензон. – К нам приехали авторитетные российские конструкторы Трифонов и Селиванов с целой свитой. В свите многие считали, что мы просто лапшу на уши вешаем, потому что наша разработка противоречит всем признанным технологическим подходам». Для тестирования системы и чтобы «вывести молодежь на чистую воду» заранее запросили сеанс передачи данных (в назначенное время спутник проходил над Суматрой). «Когда все присутствующие увидели на экране  персонального компьютера, как выплывает эта самая Суматра, они просто застыли на месте, - улыбается Гершензон. – Некоторые неравнодушные люди чуть не прослезились».

С тех пор минуло более десяти лет. С фирмой «СКАНЭКС», которая сегодня относится уже скорее к среднему бизнесу, работают крупнейшие мировые игроки, кроме разве что американских, придерживающихся своих особых стратегий в космической отрасли. В России же уникальный продукт «СКАНЭКСа» продвигается не так быстро и легко, как того хотелось бы его создателям.

 Сегодня в «СКАНЭКСе» работает около 250 сотрудников. Компания уже не только разработчик и поставщик станций приема данных – она еще и продает сервисы, связанные с ДЗЗ, выполняет полный цикл работ со снимками из космоса, обрабатывает телеметрические данные, создает информационные сервисы для проектов с использованием космической съемки (например, совместно с Центрлеспроектом – по дистанционному мониторингу нелегальных рубок).

 80% заказчиков – государственные ведомства и корпорации. Один из крупнейших клиентов - МЧС. На базе инновационных решений министерство сумело выстроить комплексную систему космического мониторинга чрезвычайных ситуаций. Оно также обзавелось приемной станцией, благодаря которой получает телеметрические данные для анализа экологической обстановки, лесного и рыбного хозяйства.

Сотрудничество с крупными государственными структурами не всегда складывается идеально. Собственные департаменты ведомств, отвечающие за обработку и анализ данных дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ), нередко видят в маленькой частной фирме своего конкурента. «Без нас им комфортнее и уютнее, - объясняет такой антагонизм Гершензон. - Это всегда очень замкнутые информационные системы. И тут появляемся мы с нашими наработками – и как бы ставим под сомнение то, как они делают свою работу». Борьба за бюджеты госзаказчиков – национальный спорт для множества частных компаний, однако Владимир Гершензон утверждает, что «навыками административного каратэ», как сам он это называет, в его компании владеют слабо: продвигать свой продукт приходится не через лоббирование, а через продвижение на профессиональных конференциях. Получается, судя по всему, неплохо. Не деля своих «потребителей» на частных и государственных, Гершензон среди своих постоянных клиентов называет Министерство природных ресурсов, ФГУП «Атомфлот», «Лукойл» и рядом других крупнейших организаций.

   При этом с Роскосмосом полноценно сотрудничать не получается. По мнению Гершензона, агентство пытается действовать как прямой конкурент его компании – несмотря на разницу весовых категорий.

 «Думаю, государству в отраслях, подобных нашей, следует начать постепенно отказываться от роли исполнителя и учиться играть роль управляющего, дирижера, - говорит глава «СКАНЭКСа». – А государственным игрокам лучше тратить ресурсы на увеличение своей жизнеспособности в основной своей зоне ответственности».

Зато «СКАНЭКСу» удается встраиваться в различные международные программы сотрудничества – благо свою квалификацию перед заграничными партнерами фирма уже доказывала неоднократно. И обрабатывать десятки тысяч фотоснимков поверхности Земли в год. Работа с таким объемом данных оказалась вполне посильна собственной инфраструктуре «СКАНЭКСа», созданной за много лет.

Только за сутки хранилище данных компании пополняется сотнями терабайт информации.

 «По объему прошедших через нас данных мы вторые после всей американской «машины», - говорит Гершензон. – Зато нам удалось обогнать китайцев. Только сравните: весь Китай, инвестировавший на протяжении многих лет огромные средства и ставший мощным игроком глобального сервиса по доставке информационных ресурсов, - и мы, коммерческая компания из России!»

 

Персональный спутник

Говорят, что у любой инновационной компании есть три этапа развития: «это невозможно», «может быть» и «кто же этого не знает». Нынешнее местоположение своей компании Владимир Гершензон видит где-то между вторым и третьим. При этом все ощутимее становится конкуренция со стороны зарубежных компаний.

Оборотов своей компании Гершензон не скрывает: $40 млн. по итогам 2011 года. Рост составляет примерно 20% в год. «СКАНЭКС» уже вышел на тот уровень, когда он способен обеспечивать заказчика как отдельными элементами системы, так и предлагать комбинированные системные решения «под ключ», и это приводит к расширению круга пользователей.

Стоимость станций приема данных, которые поставляются за год в количестве более двадцати штук, варьируется от сотен тысяч до десятков миллионов рублей. В зависимости от условий объявленного тендера возможно изменение конфигурации технологической системы под требования заказчика. По словам Владимира Гершензона, малые станции «СКАНЭКСа» как раз тем и хороши, что их можно собрать из разных элементов и построены по модульному принципу. В случае появления каких-либо экспортных ограничений одна часть легко заменяется другой. Что примечательно, компания почти не зависит от импортной компонентной базы: комплектующие за рубежом заказываются в исключительных случаях. Станции собираются на различных площадках в Москве (одна из которых находится на Воробьевых горах) из комплектующих собственной разработки, произведенных на российских заводах.

При наличии заказа поставка станций осуществляется в течение месяца. А вот смонтировать установку у заказчика по силам даже одному человеку всего за полдня. Три года назад Владимир Гершензон лично продемонстрировал это представителям американской компании Vexcel (одно из подразделений корпорации Microsoft, специализирующееся в области геопространственных данных). Vexcel тогда приобрела у российского разработчика наземную малогабаритную станцию «УниСкан».

- Так случилось, что в тот момент из всех сотрудников действующую американскую визу имел только я, поэтому пришлось обойтись без помощи инженеров и программистов, - рассказывает Гершензон. – Меня привели в зал, где были свалены в одну кучу 14 ящиков с комплектующими. (Таможня, конечно, постаралась все тщательно «проверить».) Я собрал и подключил станцию за несколько часов. У присутствующих в буквальном смысле глаза стали круглыми, когда они увидели, что она заработала. А там, между прочим, были инженеры и программисты высочайшей квалификации.

На протяжении многих лет «СКАНЭКС» двигался по пути вертикальной интеграции - от создания систем приема данных до их утилизации и превращения в сервисы. Пожалуй, единственное, чего ей не хватает на сегодняшний день, – это собственного спутника, с которого можно было получать информацию. И поэтому пока приходится ограничиваться сотрудничеством с иностранцами. Но первые шаги в разработке собственного космического аппарата компания начала делать еще в 2004 году, создав отдел спутниковых технологий для работы над системой стабилизации космического аппарата «Чибис-М», разработанного в Институте космических исследований РАН. В прошлом году этот отдел перерос в дочернюю компанию «Спутникс», которая уже успела получить статус резидента «Сколково».

Молодые специалисты приступили к разработке микроспутников TabletSet. Предполагается, что их принципиальное отличие будет заключаться не только в малых размерах и весе, но и унифицированных элементах. Такой «бюджетный» вариант спутника можно изготовить менее чем за год. Владимир Гершензон возлагает большие надежды на этот проект, ведь в случае его успешной реализации у компании появятся возможности заполнить пока что пустующую на рынке нишу легко и часто воспроизводимых спутников.

назад

Другие статьи
ad_600x150