САЙТ ЖУРНАЛИСТА НАДЕЖДЫ ПОПОВОЙ

Jтдел расследований газеты "Аргументы недели" - 2006 - январь 2012 г.

.Журнал "Объектив",отдел расследований -июль 2013 г.-июль 2016 г. Октябрь 2014 г. - н.в. - газета журналистских расследований "ВЕРСИЯ"
Изобретатели и государство

14.01.13

Фантастические интерфейсы будущего становятся реальностью

 

  В 2002 году режиссер Стивен Спилберг в фильме «Особое мнение» (Minority Report) смело предположил, что в 2054 году у спецподразделений полиции будут технологии визуального управления информацией путем манипуляции данными в пространстве – документ или изображение будут проецироваться прямо в воздухе, и будут интерактивными.

  Многие эксперты не только тогда, но и сегодня, спустя 10 лет, считают, что подобные интерфейсы физически невозможны. Выпускник Астраханского технического университета Максим Каманин доказал, что это не так. Его компания «Displair» уже построила 20 экспериментальных устройств, работающих на принципах, похожих на то, что придумал Спилберг, и собирается за следующие несколько лет перевернуть мир привычных нам сегодня бытовых устройств и интерфейсов управления.

 Устройство, которое придумал и создал Максим Каманин, неизменно вызывает ажиотаж на всех международных и российских hi-tech выставках – к аппарату выстраиваются длинные очереди посетителей и экспертов, желающих на себе испытать необычные ощущения управления цифровой реальностью, шагнувшие в наш мир из фантастических фильмов. Об устройстве говорят ведущие аналитики рынка, о нем пишут крупнейшие отраслевые издания, знаковые инвесторы, включая Эстер Дайсон, выразили желание стать бизнес-партнерами Каманина.

  В результате компания, у которой есть пока только прототипы, уже оценена инвесторами в 20 млн. долларов и готовится к выходу на американский инвестиционный рынок по оценке $200 млн. Удивление вырастает еще сильнее, если знать, что год назад у компании Максима Каманина не было офиса и сотрудников, а над идеей в домашних по сути условиях усердно работала лишь небольшая группа энтузиастов.

Аппарат, который называется также, как и компания, – Displair – способен демонстрировать прямо в воздухе любые данные – изображения, документы, видео. Изображение возникает из ничего над небольшим основанием, в котором и кроется ноу-хау команды Каманина. Воздушный экран, который демонстрируют сегодняшние прототипы, имеет около 60 см в длину и до 50 см в высоту, его толщина (если эта характеристика применима к изображению, просто висящему в воздухе) всего 4 мм. Но самое удивительное в том, что проецируемое изображение интерактивно и оно не распадается при внедрении в него любых объектов, а обтекает их. То есть проецируемой прямо в воздухе картинкой, любыми данными, можно управлять взмахами руки или манипуляциями пальцев, изображение при этом остается цельным. Это и есть революционное ноу-хау проекта, так как просто выводить изображение в воздух можно самыми разными способами, но сделать его интерактивным и не рассыпающимся до создателя Displair ни у кого не получалось.

Идея технического решения, как признался «Деталям мира» Максим Каманин, пришла к нему неожиданно.

 «Однажды мы с другом обсуждали, как будет выглядеть мир в ближайшем будущем, – вспоминает Максим. – Решили, что машины будут летать и что будут физически проницаемые дисплеи, где контентом можно будет управлять движениями рук и пальцев. Идея меня не покидала. Я начал изучать теорию миражей, эффект радуги, строение облаков и тумана. Однажды во время службы в церкви я заметил, что свет возле огня свечи преломляется особым образом. Именно это натолкнуло меня на правильный путь. Я начал просчитывать это решение. Профессора моего университета говорили, что существование воздушного дисплея, каким я его задумал, невозможно с точки зрения физики. К счастью, они ошибались».

Так специалист по информационной безопасности сделал то, что физики считали невозможным.

Как работает Displair? Принципы работы «Деталям мира» раскрыл Андрей Мельников, заместитель Каманина по стратегическому партнерству. Оказалось, что основой изображения является воздух с добавлением чистейших капель воды. Капли настолько мелкие, что за счет поверхностного натяжения они находятся в состоянии ближе к твердому, чем к жидкому. За счет этого они «сухие» и возникает возможность преломления лучей света таким образом, чтобы картинка могла создаваться и как бы задерживаться на этом экране. Управление производится при помощи датчиков, которые установлены в корпусе устройства, и считывающих камер. При этом реализован полноценный мультитач, позволяющий одновременно обрабатывать до 1,5 тыс. «касаний». То есть с изображением могут взаимодействовать большое число людей. Для сравнения Андрей Мельников приводит характеристики самых передовых планшетов – они способны считывать максимум 10 одновременных касаний своей поверхности. У Displair этот показатель в 150 раз выше и он может быть еще улучшен.

В компании уверяют, что длина и высота экрана в принципе могут быть любыми, кроме того воздушный экран устойчив к сильным сквознякам. Потенциально, как считают в Displair, можно отказаться от использования воды, заменив ее другим веществом, либо научившись эффективно улавливать выбрасываемую в воздух воду с целью минимизации ее расхода.

«Мы не исключаем, что ради идеальной проекции в воздухе нам придется отказаться от технических принципов, которыми мы руководствуемся сейчас, – пояснил «Деталям мира» Андрей Мельников. – Поэтому мы не прекращаем работу по поиску новых технических решений. Параллельно ведется работа по улавливанию частиц воды, которые выбрасываются в воздух, с целью повторного их использования. Фактически это приведет к тому, что двух литров воды будет хватать примерно на месяц активного использования устройства, тогда как сегодня Displair расходует примерно литр в час».

Как и у любой новой технологии, у Displair есть свои особенности. Помимо привязки к воде, как к расходному материалу, обеспечивающему собственно работоспособность ноу-хау, изображение текста, которое проецирует устройство, отлично читается в нижней половине экрана и хуже в его верхней части. Это связано со стабильностью экрана, все-таки это воздух, он подвижен и чем дальше от источника проекции, тем больше аберрации. Впрочем, в компании, как заявил Андрей Мельников, знают, как победить эту особенность, и планируют поэтапно к 2016 году довести качество картинки воздушного экрана до качества сегодняшних ЖК-мониторов.

С текущим качеством картинки Максим Каманин намерен выходить в первую очередь на рынки, где Displair будет сразу высоко востребован. Это, прежде всего, интерактивные витрины, рекламные носители и терминалы для оплаты разнообразных услуг. Пользователи смогут взаимодействовать с такими витринами, манипулируя понравившимися товарами – выбирать из визуального каталога, увеличивать их, вращать и т.д. Причем такая витрина или рекламный носитель может обладать безграничным по сути набором рекламных модулей – она подключена к компьютеру, где могут храниться тысячи вариантов витринного наполнения. Такие витрины могут располагаться где угодно, могут быть вмонтированы в пол магазинов или ресторанов, через них можно просто проходить, а можно вступать во взаимодействие. Как в тех самых фантастических фильмах о далеком будущем.

Отдельный рыночный сегмент, на который в Displair смотрят с особым оптимизмом – это терминалы оплаты услуг и потенциально интерфейсы банкоматов. В Японии и Европе, в отличие от России или Китая, потребители очень неохотно пользуются ЖК-панелями общественного доступа. «Банальная брезгливость, – констатирует Мельников. – Мало ли кто трогал ее до меня?» Взаимодействие в таких терминалах с воздушным интерактивным экраном – идеальное решение этой проблемы и Displair постарается максимально быстро выйти на этот рынок.

А в перспективе 3-4 лет технология Каманина вполне может побороться за кошельки массовых потребителей при замене существующих телевизионных ЖК-панелей на их более технологичные аналоги. Уже сегодня Displair обладает рядом преимуществ: проекционное устройство может быть совсем миниатюрным, легко интегрируемым в любые поверхности. Экран, пока он не включен – отсутствует. Воздушный экран абсолютно безопасен для зрения, так как глаза видят отраженный свет, нет утомления как при просмотре телевизора. Вода, если она будет использоваться и дальше, может параллельно с основной функцией ионизировать воздух. Наконец, поток воздуха с водой можно наполнить запахами, синхронизировав с изображением на экране. Если к этому добавить интерактивность, глубину изображения, которая создавала бы эффект псевдо трехмерности, а также высокую четкость и контрастность изображения – получим идеальный домашний кинотеатр будущего. У компании Каманина существенная часть этого конструктора уже в наличие, и работает. Поэтому неудивительно, что бизнес, который еще полтора года назад существовал в виде единственного и сырого прототипа, сегодня стоит уже двадцать миллионов долларов и эта цена стремительно растет с каждым месяцем.

Кстати, этой истории успеха, возможно, не было бы, если бы не удачное стечение обстоятельств. Максим Каманин придумал свою интерактивную безэкранную технологию летом 2010 года. Имея к тому времени опыт участия студентом в различных технологических конкурсах, он изложил суть идеи и технологии в заявке на Селигер-2010. Как сегодня рассказывает сам Максим, отправил – и через какое-то время забыл, уехал из города. «И вдруг приходит приглашение из Селигера – приезжайте, принимайте участие. Возникла проблема собрать прототип. Но ее удалось решить буквально на коленке, за два дня», - вспоминаю друзья Максима.

Прототип работал, и Каманину удалось удивить им тогдашнего президента Дмитрия Медведева. Появились первые отклики в прессе, возник интерес со стороны потенциальных инвесторов и заказчиков технологии. В итоге, вернувшись с Селигера, Максим создал юридическое лицо и начал кропотливо доводить свою разработку до ума. Конец 2010 и весь 2011 год работа шла фактически в домашних условиях. Помогали отец с братом и два друга – они занимались усовершенствованием прототипа по вечерам, после основной работы. Упорство и идея были вознаграждены – в конце 2011 года команде удалось выиграть престижную Зворыкинскую премию. О проекте написали специализированные западные издания. В итоге, уже в начале 2012 года Максиму удалось привлечь первые серьезные инвестиции – 146 тыс. долларов. На них был снят офис и наняты первые 11 сотрудников. Весной 2012 года в ходе очередного раунда финансирования был привлечен уже почти 1 млн. долларов, причем потенциальных инвесторов оказалось так много, что команда получила возможность выбирать, с кем работать и чей не только финансовый, но и организационный потенциал использовать.

Дальше проект рос по нарастающей: в команду стали приглашать самых лучших специалистов в своих областях. В итоге уже осенью в компании работало более 50 человек, включая, например, бывшего технического директора «Маруси-моторс» (готовит к запуску серийное производство устройств Каманина). Финансами и переговорами с потенциальными инвесторами занимается известный французский специалист. Для решения конкретных задач в Астрахань (а компания принципиально продолжает работать там, где родилась) приглашаются эксперты в своих областях из США, Германии, Австрии, Швейцарии и других стран. Производственная линия тем временем настраивается в Зеленограде. Комплектующие заказываются по всему миру – от Китая до Швейцарии и США. Компания очень быстро растет и уверена в том, что весной 2013 года заинтересует крупнейшие американские инвестиционные фонды. Деньги от будущего раунда привлечения инвестиций будут направлены на агрессивное наращивание производства и R&D.

Всего этого могло не быть, если бы не настойчивость студента Каманина в спорах с университетскими профессорами и его здоровый авантюризм в желании показать не существовавшую в тот момент разработку высоким чиновникам на Селигере.

Примечательно, что Displair – не единственная технология, которую готовит для массового рынка команда Каманина. Исследования в области интерактивных манипуляции в пространстве, как признался «Деталям мира» Андрей Мельников, подтолкнули разработчиков компании к принципиально новым решениям в области взаимодействия с цифровыми товарами. Очень может быть, что вскоре покупать билеты в кино или делиться, к примеру, цифровой музыкой мы будем просто взмахом руки в пространстве. Прототипы такого интерфейса уже тестируются.

 

 О перспективах Displair на мировом рынке

По словам Андрея Мельникова, основное производство компании будет сосредоточено в Зеленограде. «В течение 2013 года мы планируем выпустить порядка 3 тыс. устройств. Первая партия поступит на рынок России и стран СНГ, но уже весной Displair точно появится на рынках США, Китая, Европы и Японии. На этом этапе мы окончательно обкатаем технологию массового производства, технологическую надежность, кроме того оттестируем сервис гарантийного и не гарантийного ремонта. К 2017 году производство должно поэтапно вырасти до порядка 273 тыс. устройств, - заявил «Деталям мира» г-н Мельников. - В 2013-14 года продажи будут зависеть от возможностей нашего производства. В эти годы мы вряд ли сможем удовлетворить спрос на рынке. На сегодня мы уже приняли предзаказы на примерно 1000 устройств. Если мы начнем активное продвижение, то получим предзаказы на все годовое производство еще до его старта».

Потенциально емкость рынка, по словам Андрея Мельникова, составляет 4 млн. 300 тыс. штук в год. То есть, даже с учетом оптимистичного плана развития производства до 2017 года, компания сможет удовлетворить всего до 4% потребностей. «Емкость рынка напрямую зависит от качества технологий, которые мы будет выводить, – полагает г-н Мельников. – Если мы завтра представим технологию, которая не зависит от внешних фактов, в виде воды, и с ЖК-качеством воздушного экрана, то, сами понимаете, мы буквально ворвемся на рынок домашних телевизоров. Вопрос на ближайшие два года состоит в успешности наших R&D и в возможностях производства».

 Конкуренты Displair

– Мы разбили всех возможных конкурентов на две категории – рыночные и технологические, – рассказывает Андрей Мельников. – Рыночные – это существующие ЖК-технологии, то есть здесь конкурентами можно назвать Samsung, LG. Технологические конкуренты – это те, кто используют похожие физические принципы для создания проекций в воздухе. Наиболее серьезные из них две компании – американская и финская.

Могу сказать, что, используя те же физические принципы при построении экранов, обе компании находятся на одну ступень ниже. Их частицы воды гораздо крупнее, чем наши, их потоки построены таким образом, что в результате внедрения в экран другого объекта – например, пальца, картинка просто распадается на две части. В результате часть картинки может просто пропасть. Это мешает им внедрить полноценное управление изображением. То есть их экраны практически не интерактивны. Максимум, чего они добились – это интегрирование в свои экраны кинекта, и за счет этого осуществляется хоть какое-то управление. Но оно не естественно, и, фактически, не может являться конкурентом нашей технологии.

Американская компания имеет только американский патент на свое изобретение, дальше они идти не стали и упустили возможность выхода на рынки в других странах мира. Поэтому даже если они выходят на европейский рынок, они не смогут защитить там своих интеллектуальных прав. Но на неамериканские рынки они не выходят, ведут себя довольно пассивно. Мы не знаем причину этого. Их технология называется «туманный экран», потому, что по природному состоянию их экран наибольшим образом походит на туман.

Финская компания существует примерно с 2003 года. Проблемы у них, в целом, такие же, что и у американцев, и, в основном, они сдают свои устройства в аренду. Проанализировав их коммерческий успех, мы поняли, что за все время существования они продали не более ста своих устройств. Финны используют устройства весом более 180 кг, которые потребляют от 7 до 10 литровводы в час, монтируется это все к потолку, а для того, чтобы это оборудование удерживать там, нужно еще отдельная конструкция. В итоге все вместе весит почти полтонны. Это неудобно и дорого – цена их решения начинается от полутора миллионов рублей. Коммерчески это утопично. Американцы чуть более компактные и экономичные, но стоят даже дороже.

 

назад

Другие статьи
ad_600x150