В нашу Редакцию приходит огромное количество читательских писем. В них излагаются различные проблемы, начиная от бытовых и заканчивая тех, которые непосредственно касаются государственных интересов. Но вот, что бы сам журналист как читатель обратился в свою Редакцию за помощью такое случается не каждый день. Свое письмо по обычной редакционной почте направила нам наш редактор отдела расследований Надежда Попова. Так как мы по соответствии со ст. 42 "Закона о СМИ" не можем изменять смысл читательского сообщения мы его публикуем без купюр.

"Из-за потрясающего бездействия Аллы Владимировны Вариной, я, журналист, редактор отдела расследований уважаемого федерального издания, была избита в подъезде собственного дома неким Владимиром Зайцевым, дети которого как раз учатся в школе № 1095. Причиной нападения Зайцева стало замечание о громких ночных скандалах с непременным алкогольным возлиянием. Причем, малолетние дети Зайцевых, ученики этой самой французской школы, в моменты спиртных сеансов находились рядом с родителями, напивающимися до положения риз. Это неоднократно глубокой ночью фиксировали наряды полиции.

Осталось только добавить, что нехорошая квартира Зайцевых оказалась по соседству с нашей, аккурат сверху. Зайцевы обычно активировались в полночь. И именно в это время по головам начинало носиться стадо бизонов, иначе не скажешь… За последние 2 года я забыла, когда полноценно высыпалась. И когда у меня были комфортные выходные дни. Или праздники. Но мои обращения к г-же Вариной постоянно уходили " в космос". И именно из-за необъяснимого равнодушия директора школы № 1095 я была избита: Варина не стала вмешиваться в дурную историю с пьяными родителями своих учеников. Пустила ее на самотек.

Но упорную игру в молчанку вела не только Алла Варина, но и начальник ОМВД "Бабушкинский" Алексей Ковтонюк, который сделал все, чтобы уголовное дело против Владимира Зайцева ушло в небытие. Об этом The Moscow Post рассказывал в расследовании "Избит журналист The Moscow Post. Собянин молчит".

Фантастическое бездействие и школы, и полицейского "околотка" вылилось в еще более тяжелую историю оскорблений, издевательств, клеветы. И история эта, своего рода часть вторая, длится непозволительно долгое время. Но надо же, наконец, поставить точку, тем более в один из дней Алла Владимировна Варина прервала свое железобетонное молчание, объяснив, что школа не вмешивается в жизнь своих учеников в нешкольное время…

Кто же из нас упал с другой планеты? Журналист, редактор отдела расследований уважаемого СМИ или же "деликатный" директор престижной столичной школы?

Именно это журналист The Moscow Post попытался выяснить в новом журналистском расследовании.

Кому надо "жить в степи"?

Надо заметить, что Алла Владимировна Варина получила мое журналистское расследование об избиении еще осенью 2019 года, когда и появилась публикация… Жуткая история еще тогда была расписана в мельчайших деталях.

Отец учеников школы № 1095 остервенело бил меня по лицу. И с тех пор головная боль в моей жизни присутствует постоянно, после удара кулаком я потеряла два зуба. Врач-травматолог в тот день после осмотра сразу же отправил телефонограмму в ОМВД "Бабушкинский". Сотрясение головного мозга было под вопросом, но в итоге не подтвердилось. И в итоге начальник отдела полиции Алексей Ковтонюк, после нескольких месяцев "проведения экспериментов" прислал бумагу, что травмы-де … несущественные.

И если Владимир Зайцев во время проведения следственных экспериментов сидел тише воды, ниже травы, то после того, как дело было закупорено, пустил в ход новые угрозы.

Причем, эти угрозы он не стеснялся озвучивать при своих детях. И такое "воспитание", как выяснилось позже, имело далеко идущие последствия.

После отказа в возбуждении уголовного дела жизнь по соседству, которая итак была невыносимой, превратилась в кромешный ад. Дети, "заряженные" своим отцом, бегали и прыгали по головам с особой охотой, и особенно в глубоко ночное время. На замечания – успокоить, дать возможность работать или отдыхать (а зачастую замечания приходилось делать даже в час-два ночи) - приходили смс-ки типа: " Тебе нужно жить в степи, там никто мешать не будет…" Или " Купи бируши на свои уши, в "Пятерочке за 30 рублей". На часах в этот момент мог быть третий час ночи, а мой будильник был заведен на 6.30 утра.

Безобразные пьяные ночные скандалы были особенно частыми во время пандемии, когда ученики школы 1095 занимались на удаленке. И в квартире Зайцевых гремел фейерверк за фейерверком: драки между супругами были столь громкими, что просыпались соседи и на лестничной площадке, и снизу, и сверху. О каждом таком ночном спектакле с драками, визгом и беготней я сообщала директору школы Вариной… И просила найти время для встречи, чтобы положить конец ночным кошмарам.

Но реакция была нулевая, ведь школа не вмешивается в "личную" жизнь своих учеников. А то, что такие ночные светопреставления могут сломать психику малолетнего ребенка, г-жа Варина в расчет почему-то не брала.

И тут снова изумил начальник ОМВД "Бабушкинский" Ковтонюк, который после очередного обращения в полицию, при личной встрече потребовал от меня, от журналиста, записи … ночных скандалов в жилище Зайцевых.

Но ведь полиция приезжала по вызовам в ночное время безостановочно, и фиксировала и пьяных Зайцевых в дезабилье, и испуганных детей, которые стучались в 3 часа ночи в квартиры соседей с криками: "Папа бьет маму по голове… Помогите!"

Все эти истории, по всей видимости, были старательно собраны Аллой Владимировной Вариной, и спрятаны от посторонних глаз.

Но почему?

Директор школы не хотела выносить сор из избы? Или причина в ином?

Об удивительной манере работы полковника Ковтонюка The Moscow Post рассказывал и в материале "Я - на Земле, полиция - на Марсе".

На "стиль" работы этого отдела полиции в Северо-Восточном округе столицы редакция просила обратить внимание Главного управления МВД по Г. Москве, то бишь Петровки, 38.

По всей видимости, пока на Петровке, 38 еще так и не поняли, как именно руководит отделом полиции на Енисейской улице полковник Ковтонюк, поскольку это уже четвертый материал The Moscow Post о работе ОМВД "Бабушкинский".

Смерть от бесконечного пьянства

Но вернемся в школу №1095.

Замечу, что, не получив должной реакции со стороны директора школы №1095 Вариной, я обратилась в пресс-службу Департамента образования Москвы, а также в пресс-службу мэра Сергея Собянина и в прокуратуру столицы.

По всей видимости, директору школы № 1095 задавались некие вопросы, но какие она давала ответы? По всей видимости, Алла Варина покрывала семью Зайцевых, поскольку тяжелая ситуация в доме легче не становилась.

Ко всему прочему, в подъезде, в котором я живу, нашлись люди которые по чьему-то "науськиванию" утверждали, что семья Зайцевых якобы интеллигентная и дружная, у них - прекрасные дети.

К слову, своих учеников, которые продолжали вести активный ночной образ жизни, Алла Владимировна Варина тоже всюду характеризовала только с положительной стороны… После чего я предложила г-же Вариной приехать в гости хотя бы в начале первого ночи (а лучше часа в два) и посмотреть, чем занимаются "примерные" ученики школы № 1095 в это "глухое" время.

Но Алла Варина снова деликатно отмолчалась.

Получается, что львиная доля моего драгоценного времени последние 2 года постоянно уходила на составление бесконечных бумаг в школу, Департамент образования, мэрию Москвы, прокуратуру и в следственный комитет с одними и теми же вопросами: почему школа не вмешивается в жизнь своих учеников? Ведь жизнь этих детей - по сути – находится в опасности, если знать, как жестко выясняли свои отношения Зайцев и Зайцева (она  же Коваль- Азарова) , наплевав, что весь многоквартирный дом спит…

По всей видимости, неумеренные постоянные возлияния вкупе с перманентными жуткими скандалами здорово подкосили здоровье отца семейства: Владимир Зайцев преставился осенью 2020 года, несколькими днями раньше отпраздновав 42 года.

Вот тогда была надежда - закончились ночные попойки, скандалы, истеричные выяснения отношений, неужели в своем собственном доме я, наконец, смогу слышать только тишину… И работать в спокойной атмосфере?

Но не тут-то было!

Малолетние "мстители"

По всей видимости, покойный Владимир Зайцев странно воспитывал обоих сыновей, а вдова - Наталья  Германовна  Зайцева( Коваль -  Азарова)  лишь продолжила эту семейную традицию… И ночная жизнь в квартире Зайцевых, несмотря на уход отца семейства, принялась "гореть" с новой силой. В один из ночных приездов полиции, ученики школы №1095, будучи уверенными, что сотрудники ОМВД "Бабушкинский" после захода в квартиру Зайцевых уже отъехали, принялись с шумом и гиканьем снова носиться по потолку. Но сотрудники полиции были у меня в квартире, поскольку я писала очередное заявление. Часы в тот день (вернее, ночь) показывали половину второго, и сильно озадаченный капитан полиции снова поднялся в нехорошую квартиру. Почему озадаченный? Родительница учеников школы №1095 избрала собственную тактику общения с блюстителями порядка: когда полицейские звонят в дверь, она якобы сонным голосом сообщает, что в доме все спят…

По всей видимости, именно поэтому полковник Ковтонюк пытался истребовать от меня записи экзотичной ночной жизни в квартире Зайцевых.

Появились и новые художественные номера: дружный бег друг за другом в течение часа, а то и двух, прыжки с дивана… А диван этот в жилище Зайцевых стоит как раз над моим стационарным компьютером, причем, на кухне, поскольку в других частях квартиры можно просто не уцелеть.

И тут надо отметить следующее – в квартире детская находится в самом дальнем углу. И прыгать –бегать там можно (но лучше не нужно, поскольку для этого есть спортивные площадки у дома) бесконечно, но ученики школы 1095 для своих маневров выбрали именно место над моей головой… Вот тогда изменился и характер отношений с директором школы Аллой Вариной: я начала звонить директору школы с просьбой привести в чувство учеников школы, чтобы я могла работать. Неплохо срабатывали и смс-ки… Но ночные забеги были традиционными и становились более творческими: на голову падали то ли гантели, то ли булыжники, а, возможно, и то, и другое.

Но, по всей видимости, какая-то потайная работа с детьми Натальи Германовны Зайцевой (  Коваль- Азаровой)  во внутренних лабиринтах школы № 1095 все-таки шла, раз в один из дней я обнаружила свой кондиционер, щедро залитый алой краской. На вызов быстренько приехал полицейский в высоких погонах, долго брал объяснения, соскабливал краску, зачем –то обнюхивал ее… Обещал дело, поэтому эту алую краску я не смывала больше месяца.

О намеренном хулиганстве учеников школы №1095 сообщила в пресс-службу мэра Собянина, в Департамент образования Москвы и далее - по списку.

Но вот было всегдашней отписки и из ОМВД "Бабушкинский", по всей видимости, полковник Ковтонюк посчитал порчу дорогого имущества "несущественной".

После этого происшествия я начала находить в своем почтовом ящике оскорбительные записки неприличного содержания…

А в один из дней такую же запись обнаружила и на стене пассажирского лифта. Это "наскальное" примитивное творчество также было отправлено в электронный ящик школы №1095.

Директор школы Варина не стала перешагивать через себя в очередной раз: на свои вопросы ответы я не получила, и именно поэтому отправила заявление в пресс-службу Следственного комитета России, на имя руководителя Управления взаимодействия со СМИ, генерала-майора юстиции Светланы Петренко.

"Уважаемая Светлана Львовна! Очень прошу помочь в ситуации, в которой упорно не хотят разбираться по существу ни полиция, ни прокуратура, ни Департамент образования Москвы, как и директор французской школы № 1095 А.В. Варина, в которой учатся 2 хулигана: Федор Коваль  и  Владимир Зайцев  - именно они превратили в сущий кошмар мою жизнь, жизнь журналиста.

Речь про детей отец которых избил меня за сделанные замечания о громких ночных скандалах. Квартира Зайцевых находится над нашей. У меня было разбито лицо и очки. После удара кулаком в лицо я потеряла несколько зубов. Но уголовное дело против В.В. Зайцева замял начальник ОМВД "Бабушкинский", полковник Ковтонюк. Есть журналистское расследование на эту тему.

Как только дело было прикрыто, я получила от Зайцева- старшего еще несколько угроз. И эти угрозы он специально делал в присутствии своих сыновей. И именно этот факт впоследствии и сыграл свою основную роль (после смерти Зайцева –старшего), когда Зайцев-младший и Коваль стали превращать мою жизнь в настоящий ад. Я уже забыла, когда нормально высыпалась в своем доме, поскольку бегать и прыгать по голове в полночь, и позже - в час – в два ночи - в этой проблемной семье считается делом нормальным. У меня давно нет ни выходных, ни праздников: над головой постоянный топот, с криками, воплями прыгают по голове, поскольку знают, где именно стоит рабочий компьютер. Но в таких диких условиях я каждое утро - в 7.45 – сдаю журналистское расследование.

Из хулиганских побуждений  Вова Зайцев и  Федя Коваль облили алой краской кондиционер, на балкон кидают мусор и окурки. Полиция забирает заявления, но мер никаких не предпринимает. Мать мальчиков – Наталья Зайцева  (Коваль -Азарова)  - сообщила полиции, что свой кондиционер я сама облила краской.

Обо всех этих хулиганских выходках я уже десятки раз (есть более 50 обращений) сообщила директору школы №1095 А.В. Вариной, неоднократно просила о встрече, дабы поставить все точки над всеми i. Но директор школы сообщила мне, что школа не вмешивается в личную жизнь своих учеников во внеурочное время… Это как же? Получается, что школе №1095 все равно, что происходит с учениками во внешкольное время? И именно из-за бездействия Вариной, из-за ее равнодушия я была избита…

Остается добавить, что помимо всех этих "презентов" со стороны дружной семьи Зайцевой, я получаю оскорбительные записки в свой почтовый ящик. И еще соскабливаю такие же оскорбительные надписи со стен пассажирского лифта, из которых следует, что "Попова Н.В. – алкоголичка, пьет с бомжами" (записки эти сфотографированы). Только за это можно вполне возбудить уголовное дело, но дела до сих пор нет, поскольку начальник ОМВД "Бабушкинский" А.А. Ковтонюк ведет себя также фантастически безучастно, как и директор школы № 1095 А.В. Варина.

Прошу помочь, ведь самое ужасное для меня то, что ученики педагога Вариной не дают мне, журналисту, работать".

С уважением,

Редактор отдела журналистских расследований

The Moscow Post

Надежда Попова

Данный материал является исключительным оценочным мнением его автора.