САЙТ ЖУРНАЛИСТА НАДЕЖДЫ ПОПОВОЙ

отдел расследований газеты "Московский комсомолец" - 2004 - 2006 гг.

отдел расследований газеты "Аргументы недели" - 2006 - январь 2012 г.

международный журнал "Объектив",отдел расследований -июль 2013 г.-июль 2016 г.
Дети-отказники

05.05.17

ПРО БЭБИ-БОКСЫ

Позор общества или альтернатива смерти? В Ставрополе обсуждали необходимость бэби-боксов, которые уже несколько лет находятся в крае. Но гарантирует ли наличие беби-боксов жизнь ребенка? Как передает корреспондент «ФедералПресс», эксперты не смогли прийти к одному решению, но все-таки отметили, что это дополнительный механизм. Об одном из средств сохранения жизни нежеланных детей – в материале экспертного канала.

Без бюджетных денег

Еще по теме

Прокуратура нашла нарушения в скандальном детском центре в Чите

В Алапаевске суд забрал шестерых детей у глухонемой женщины

Первые в России беби-боксы были установлены в пяти городах Краснодарского края осенью 2011. Столько же времени функционирует бэби-бокс, расположенный в Перми. В Ставрополе за все годы в бэби-боксы положили пять малышей. Троих из них взяли в приемные семьи. Осенью прошлого года правительство России хотело запретить установку бэби-боксов — специально оборудованных колыбелей, в которых мать может анонимно оставить ребенка, от которого она решила отказаться. Инициатива принадлежала Елене Мизулиной. По ее мнению, так называемые «окна жизни» ведут к росту числа отказников и нарушению права детей знать своих родителей, а также могут способствовать развитию торговли людьми.

Руководство Ставрополья с этим, как выяснилось, не согласно. Так, зампред правительства региона Ирина Кувалдина беби-боксы считает практически панацеей от болезней общества. «Темой этой мы занимались несколько лет, инициатором являлась общественная организация «Время Ставрополья» и осуществлялась при поддержке некоммерческой организации фонда социальной поддержки населения Ставропольского края. На установку беби-бокса не было истрачено ни одного бюджетного рубля, – подчеркивает Кувалдина. – Это было нашим условием, деньги использовались только общественные. Причем до установки мы проводили ряд круглых столов со всеми ведомствами, включая епархию и общественную палату. И уже после этого установили три бэби-бокса».

Больницы вместо монастырей

При этом, по словам зампреда, анализировался десятилетний отрезок времени по количеству брошеных детей. Причем, родители могут передумать и забрать ребенка назад, но тут уже семья будет находиться под наблюдением до 18-летия ребенка. Точнее, уже не ребенка. Конечно, для этого нужна не только работа органов опеки, но и ДНК тест на родство. Который, кстати, стоит сейчас от 15 тысяч рублей и выше.

«Прозвучало, что РПЦ однозначно высказалась против бэби-боксов, но таких заявлений я не видела, – подчеркивает Кувалдина. – Я видела заявления определенных известных людей из церкви, очень внимательно слежу за этим вопрос, и я видела три разных точки зрения. Одна – можно и так и этак, ведь в Российской империи при монастырях существовали корзины, в которых оставлялись младенцы. Вторая, что это можно делать только в медицинских учреждениях, и третья, что этим могут заниматься исключительно религиозные структуры, которые на это уполномочены теми же монастырями. Что важно для меня: мы недовоспитывали маму, мама оказалась в трудной жизненной ситуации, не смогли ей помочь. Хотя бы мы получаем ребенка от нее в безопасных условиях. Мы не афишируем факты, когда детей подбрасывают в лесополосе, в сугробе, на мусорку или в подъезде».

Грех, но какой именно?

Депутат думы Ставрополья Валентина Муравьева рассказала, что раньше она работала главным врачом в доме ребенка, а также много лет работала в патологии новорожденных. «Я за бэби-боксы буду бороться, мы находили детей просто у себя в беседках, находили в переулках возле дома ребенка. А вырастет ребенок, и он определиться, надо ли ему знать таких родителей, которые бросили его. Надо, чтобы люди знали о них. А когда говорят, что это грех, никто не уточняет, что в этом плохого, какой грех. Нужен закон об ответственности родителей за сохранение здоровья и воспитания детей, а такого закона сейчас нет. Поверьте, когда привозят недоношенного ребенка после криминального аборта, да еще и подброшенного, мы из пипетки выкармливаем. Но если женщина решила избавиться – она ребенка не оставит. А бывает, что мама не хочет бросать, а ее мать заставляет отказаться. А еще они боятся, что если вернутся за ребенком, то их уголовно накажут», – уверена парламентарий.

Старший помощник руководителя следственого управления Следственного комитета Российской Федерации по Ставропольскому краю Екатерина Данилова уверена, что не о всех убийствах новорожденных становится известно правоохранительным органам. «Есть крайне жуткие случаи, когда жизнь малыша обрывается. Но не все факты убийства матерями новорожденных становятся известными правоохранительным органам», – рассказала Данилова.

Не решение

Директор ГТРК Ставрополье и общественный деятель Илья Канавин заявил, что понимает, почему такая бурная реакция происходит при обсуждении беби-боксов. «Нет связи между наличием преступлений, их отсутствием и беби-боксами, – объяснил свое видение проблемы Канавин. – А из разговоров получается, что либо мать убьет новорожденного, или принесет в беби-бокс. Эта позиция является ошибочной, нет такого противопоставления. Когда человеку предлагают отдать ребенка, ему предоставляются возможности, и тем самым он лишается зоны ответственности за ребенка. Мол, все нормально, можешь его туда положить, и ничего тебе за это не будет. А мы, говоря о воспитании семьи и при этом открывая беби-боксы, противоречим сами себе. Мы подталкиваем человека к такому поступку вместо того, чтобы оградить его и оказать помощь, найти другие компромиссы, это такое самоуспокоение и себя и человека, который там малыша оставил. Во Франции раньше было одинаковое наказание автомобильным ворам и тем, кто оставлял машину открытой, то есть они провоцировали на воровство. А предоставление легкого способа избавление от проблемы в виде ребенка не является решение сложной проблемы».

Уполномоченный при губернаторе Ставропольского края по правам ребенка Светлана Адаменко говорит, что беби-боксы пусть создаются, но мера эта не решает проблемы. «Пока идет в обществе дискуссия, беби-боксы достойны быть дополнительным механизмом, дополнительным способом защиты детей, но это не панацея. И аналогии между ними и теми, кто туда пачками пойдет сдавать детей, нет. За десять лет в России положили в «окна жизни» 50 детей, и только в прошлом году полторы тысячи детей остались в роддомах, как отказники. И это заявление идет в личное дело ребенка. Когда он выпустится из детского дома, человек имеет право посмотреть свое личное дело. Говоря о беби-боксах, мы должны говорить о духовном кризисе в обществе, о его морали, почему отказываются? Динамика отрицательная есть: в 2012 году мы оставили в детдомах края 133 ребенка, в в 2014-ом году 115 детей, в 2015-ом – 88, и в прошлом – 77 малышей. Это преступно большое число, 60 процентов этих мамочек забеременели вне брака, а 40 процентов – не жительницы нашего края, вот такой социальный портрет. Сегодня 22 страны имеют беби-боксы. Да, Франция их закрыла, но при этом узаконила анонимные роды».+

назад

Другие статьи
ad_600x150